Юридическая компания | Адвокат | Юрист | Нотариус | Харьков | Киев

38097 44444 55

1@lawyersua.com

БЦ “Parallel 50”

Харьков, 61002

Большая палата Верховного Суда определилась, стоит ли судам ждать решения КСУ по закону о люстрации

Вокруг вопроса, могут ли продолжить административные суды рассмотрение исков лиц, уволенных по Закону «Об очищении власти», несмотря на отсутствие решения Конституционного Суда Украины, продолжают кипеть страсти.

Относительно недавно они разгорелись по поводу решения коллегии судей Одесского апелляционного админсуда, которая 18 апреля 2018 г. восстановила в должности экс-прокурора Приморского района Одессы Александра Кузьменко (дело №815/2163/15). Общественные активисты с помощью СМИ уже пытаются сформировать мнение, что одесские судьи намеренно создали прецедент восстановления люстрированного чиновника через суд и теперь «верные соратники Януковича» начнут массово брать реванш.

Теперь же решение, связанное с приостановлением производства на основании необходимости «подождать» вердикт Конституционного Суда, приняла Большая палата Верховного Суда. В данном случае дело касалось персоны не менее известной – бывшего председателя Высшего совета юстиции Владимира Колесниченко.

В КСУ «на паузе»

Закон «Об очищении власти» был с большим трудом принят парламентом еще 16 сентября 2014 г. Он предусматривал увольнение руководящих должностных лиц, работавших в 2010–2014 гг. при Президенте В. Януковиче, лиц, принимавших участие в противостоянии с участниками акций протеста в ноябре 2013 – феврале 2014 гг., а также бывших руководящих работников КПСС, КГБ и комсомола. Касался он и судей, принимавших решения об арестах активистов протестных акций или просто выносивших решения не в их пользу.

Буквально сразу после вступления Закона в силу в разных государственных учреждениях и правоохранительных органах начались увольнения сотрудников. Это вызвало негодование уволенных, посчитавших, что новая власть увольняет всех без разбора, руководствуясь не законом, а «принципом революционной целесообразности». В большинстве случаев конкретная вина уволенных никак не устанавливалась, что дало им повод обратиться в суд. Но суды, как правило, приостанавливали производства. В отдельных случаях они вынуждены были отказывать истцам под прямым давлением со стороны политиков и общественных активистов.

Затем в КСУ стали поступать представления относительно соответствия отдельных положений Закона «Об очищении власти» Конституции. Всего их было 4. 3 из них направил Верховный Суд Украины (17 ноября 201416 марта 2015 и 25 декабря 2015 г.) и еще одно – группа из 47 народных депутатов, преимущественно из фракции «Оппозиционный блок» (20 января 2015 г.). Судей и депутатов не устроило, в частности, то обстоятельство, что люстрация применялась к должностным лицам на основании только пребывания их на определенных должностях в период президентства В. Януковича, а не допущенных ими злоупотреблений. Одновременно ряд положений Закона раскритиковала Венецианская комиссия, что дало повод говорить о необходимости внесения в него изменений.

16 апреля 2015 г., в условиях информационных атак и акций протеста, КСУ открыл пленарное заседание в форме устного слушания, а 22 октября началось рассмотрение представлений по существу.

Однако затем вопрос «заглох». На сайте КСУ указывается, что 4 представления разделены на 2 дела, одно рассматривается с 16.04.2015, а другое – с 06.07.2017. Однако дальнейших подвижек не происходит.

Между тем, в судах «зависли» десятки дел, по которым админюстиция приостановила производство в ожидании вердикта КСУ.

Коллегия судей Одесского апелляционного административного суда в составе Александра КравцаМарата Коваля и Степана Домусчи, которая рассматривала дело Александра Кузьменко, решила не ждать разъяснений КСУ, 26.12.2017 года возобновила производство по делу и начала его рассматривать по существу.

Судьи установили, что Александр Кузьменко действительно в определенный период занимал должность, которая, согласно Закону «Об очищении власти», подлежит люстрации. Однако по остальным вопросам они полностью согласились с позицией автора апелляционной жалобы. «Работа на определенной должности не может быть достаточным поводом для соответствия критериям люстрации», — отмечает судья-докладчик Александр Кравец.

Свои доводы судьи подтверждают ссылками на установившуюся практику Европейского суда по правам человека. Согласно ей, люстрационная процедура не может быть наказанием, поскольку это прерогатива уголовного права. Если национальный закон допускает ограничение прав, гарантированных Конвенцией, то такие ограничения должны быть достаточно индивидуальны и доказаны.

В отношении же экс-прокурора Александра Кузьменко проверка не проводилась, а приказ на увольнение принимался на основании справки о результатах изучения его личного дела.

Более того, в практике ЕСПЧ есть решение, которое устанавливает, что увольнение с должности является вмешательством в право человека на уважение к своей личной жизни и нарушает ст. 8 Конвенции (дело №20999/04).

Выводы Венецианской комиссии от 16 декабря 2014 года  №788/2014 СDL-АD(2014)044 также подтвердили, что отдельные положения Закона «Об очищении власти» вступают в конфликт с принципом «индивидуальной ответственности», на котором должна базироваться люстрация. В результате, человек несет коллективное наказание, которое несовместимо с европейскими нормами в области прав человека.

В итоге суд сделал вывод, что положения Закона «Об очищении власти» нарушают равенство возможностей при реализации права доступа на государственную службу, которое государство должно обеспечить, согласно ч. 2 ст.38 Конституции Украины. Кроме того, нарушается принцип презумпции невиновности, предусмотренный ч.1 ст.62 КУ.

Суд в своем решении применил требования норм ст.19,22,38,43,58,61,62,64 Конституции Украины, как нормы прямого действия, в порядке, предусмотренном ст.7 КАСУ, и отказался применять нормы Закона «Об очищении власти», которые не соответствуют Конституции Украины.

Три круга ответственности

Теперь же достаточно интересное решение приняла Большая палата Верховного Суда – относительно дела экс-главы Высшего совета юстиции Владимира Колесниченко. Касается это решение как раз вопроса приостановления производства судами до решения КСУ.

Напомним, Владимир Колесниченко в 1990-2005 гг. работал судьей Уманского горрайонного суда Черкасской области, с июня 2005 года по апрель 2010 года – судьей Печерского районного суда Киева, а с мая 2013 года – судьей Высшего специализированного суда по рассмотрению гражданских и уголовных дел.

В 2007 г. он был назначен членом Высшего совета юстиции. С марта 2010 по май 2013 гг. занимал должность главы ВСЮ, затем после небольшого перерыва вновь был назначен членом ВСЮ (в то время главой ВСЮ стал уже Александр Лавринович) до тех пор, пока полномочия не прекратились на основании  Закона «О восстановлении доверия к судебной власти в Украине».

11 августа 2015 г. в Высший совет юстиции поступило обращение Министерства юстиции о наличии оснований для увольнения В. Колесниченко с должности судьи ВССУ в связи с нарушением им требований относительно несовместимости. 23 ноября 2015 г. и 4 января 2016  г. поступили аналогичные обращения за подписью Министра юстиции Украины Павла Петренко. 

В указанных обращениях отмечалось, что В. Колесниченко не подал в порядке, установленном Законом «Об очищении власти», заявление, предусмотренное ч. 1статьи 4 Закона.

Кроме того, В. Колесниченко занимал должность члена ВСЮ более года в период, определенный п. 6 ч. 1 ст. 3 Закона «Об очищении власти», а именно с 25 февраля 2010 по 22 февраля 2014, который включает также период, определенный п. 2 части второй статьи 3 этого же Закона, в частности с 21 ноября
2013 года по 22 февраля 2014, и не был уволен в этот период с должности по собственному желанию.

В связи с этим, по мнению Минюста, к В. Колесниченко применяется запрет в течение 10 лет занимать должности, в отношении которых осуществляется очищение власти.

На заседании Высшего совета правосудия В. Колесниченко и его представители возражали против позиции Минюста. Как пояснил Владимир Колесниченко, основания инициирования рассмотрения соответствующего вопроса в пределах механизмов Закона «Об очищении власти» отсутствуют. Люстрационные процедуры должны применяться по правилам, определенным Законом «О восстановлении доверия к судебной власти в Украине», который по своей правовой природе является специальным законом по отношению к общему Закону «Об очищении власти». При этом судья сослался на то, что при реализации Закона «О восстановлении доверия к судебной власти в Украине» в апреле 2014 году к нему была дважды применена ответственность за профессиональную деятельность в Высшем совете юстиции с 2010 года по 2013 год путем увольнения с выборной должности, а также запрет быть избранным в состав ВСЮ, что является нарушением в виде повторного привлечения к ответственности в пределах люстрационных процедур.

Он назвал инициирование Министерством юстиции вопроса о его увольнении с должности судьи незаконной попыткой в ​​третий разприменить к нему персонально люстрационные процедуры. Также отметил, что обратное действие Закона «Об очищении власти» нарушает ч. 1 ст. 58 Конституции Украины.

Впрочем, в итоге ВСП все равно признал нарушение судьей требований относительно несовместимости и уволил его из ВССУ.

Ждать или не ждать

В июне 2017 г. Владимир Колесниченко обратился в Высший административный суд Украины как суд первой инстанции с иском, в котором просил: признать незаконным и отменить вышеупомянутое решение ВСП от 23 мая 2017, которым признано нарушение им требований относительно несовместимости и он уволен с должности судьи ВССУ; обязать ВССУ восстановить его на должности и осуществить начисление и выплату среднемесячного заработка за время вынужденного прогула.

ВАСУ открыл производство по делу в части отмены решения ВСП, а в части требований к ВССУ восстановить в должности – вернул истцу.

Уже новосозданный Кассационный административный суд в составе Верховного Суда определением от 29 января 2018 г. принял дело к производству и назначил к судебному разбирательству в судебном заседании.

Далее КАС ВС определением от 26 февраля 2018 приостановил производство по этому делу до решения Конституционного Суда Украины.

Не согласившись с указанным решением суда, В. Колесниченко и Минюст (!) подали апелляционные жалобы, в которых просили отменить определение о приостановлении производства по делу в связи с нарушением судом норм процессуального права, и направить дело для продолжения рассмотрения в КАС ВС.

Как отмечается в решении Большой палаты Верховного Суда (которая в данном случае выступает в качестве апелляционной инстанции) от 12.04.2018 (дело № 800/235/17) в обоснование апелляционных жалоб истец и Минюст отметили, что обжалуемое определение КАС ВС принято с нарушением норм процессуального права, поскольку причины, по которым было приостановлено производство по делу, не связаны с обстоятельствами, ставшими основанием для его принятия, а потому не могут быть препятствием для их судебного исследования и предоставления правовой оценки.

И В. Колесниченко, и Минюст (что примечательно) сослались на то, что суд не мотивировал существование зависимости и/или взаимосвязи между причинами приостановления производства по делу и обстоятельствами, составляющими предмет спора.

В отзыве на апелляционную жалобу представитель Высшего совета правосудия просил апелляционные жалобы Минюста и Колесниченко оставить без удовлетворения, а решение Кассационного административного суда – без изменений.

Впрочем, Большая палата Верховного Суда пришла к выводу, что апелляционные жалобы подлежат удовлетворению.

Во внимание она приняла следующее.

Принимая обжалуемое определение, КАС ВС пришел к выводу, что пока КСУ не рассмотрит конституционные представления Верховного Суда Украины и 47 народных депутатов о конституционности норм Закона об очищении власти, невозможно рассмотреть спор по иску Владимира Колесниченко, поскольку выводы, изложенные в решении КСУ, будут иметь значение для защиты его конституционных прав и свобод.

Положения статьи 236 КАСУ регулируют вопросы приостановления производства по делу. Так, в п. 3 ч. 1 этой статьи предусмотрено, что суд приостанавливает производство по делу в случае объективной невозможности рассмотрения данного дела до разрешения другого дела, рассматриваемого в порядке конституционного производства…; суд не может ссылаться на объективную невозможность рассмотрения дела в случае, когда собранные доказательства позволяют установить и оценить обстоятельства (факты), которые являются предметом судебного разбирательства.

Как усматривается из содержания иска, Владимир Колесниченко не соглашался, прежде всего, с толкованием ВСП ряда положений Закона об очищении власти относительно выполняемых им полномочий профессионального судьи и в течение определенного конкретного промежутка времени – полномочий члена Высшего совета юстиции, согласно которым запрет занимать указанные должности действует при наличии критериев (последствий), определенных статьей 3 люстрационного Закона.

Истец указал, что норма Закона об очищении власти содержит исчерпывающий перечень случаев и критериев, за которые судья подлежит люстрации, применение которых на него не могло быть распространено. Обосновывая исковое заявление, он ссылался и на другие аргументы.

Также В. Колесниченко ссылался на нарушение статей 126, 127 Конституции Украины, на неправильное толкование ВСП требований относительно несовместимости, установленных статьей 54 Закона от 2010 года № 2453-VI «О судоустройстве и статусе судей».

«Итак, обстоятельства, положенные в основу обоснования иска, как видно из их характера, имеют индивидуальный характер, касаются действий и решений ВСП, которые истец со ссылкой на конкретные нормы права, расценивает как неправильно истолкованные и такие, что привели к нарушению его прав и свобод», – отмечается в постановлении Большой палаты ВС.

При таких обстоятельствах Большая Палата Верховного Суда пришла к выводу, что в обжалуемом определении:

  • не мотивирована связь между ожидаемыми выводами в решении КСУ по результатам рассмотрения конституционных представлений и предметом спора;
  • не конкретизировано, почему учитывая характер заявленных требований невозможно рассмотреть дело без предварительного рассмотрения дела в порядке конституционного судопроизводства;
  • не указано, почему собранные по делу доказательства не позволяют установить и оценить обстоятельства (факты), которые являются предметом судебного разбирательства.

Далее БП ВС сослалась на практику ЕСПЧ и нормы Конвенции.

Европейский суд по правам человека (далее – ЕСПЧ) отмечает, что право на доступ к суду должно быть эффективным.

Реализуя пункт 1 статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основополагающих свобод, каждое государство-участник Конвенции вправе устанавливать правила судебной процедуры, в том числе и процессуальные запреты и ограничения, смысл которых – не допустить, чтобы судебный процесс превратился в беспорядочное движение. Вместе с тем, не должно быть слишком формального отношения к предусмотренным законом требованиям, так как доступ к правосудию должен быть не только фактическим, но и реальным (решение ЕСПЧ по делу «Жоффр де ля Прадель против Франции» от 16 декабря 1992 года).

В деле «Беллет против Франции» ЕСПЧ отметил, что «статья 6 Конвенции содержит гарантии справедливого судопроизводства, одним из аспектов которых является доступ к суду. Уровень доступа, предоставленный национальным законодательством, должен быть достаточным для обеспечения права человека на суд, учитывая принцип верховенства права в демократическом обществе. Для того, чтобы доступ был эффективным, лицо должно иметь четкую практическую возможность обжаловать действия, которые составляют вмешательство в его права».

Сопоставление содержания приведенных суждений с пониманием положений пункта 3 ч. 1 ст. 236 КАСУ убеждает в том, что обжалуемое определение Кассационного административного суда ВС как суда первой инстанции о приостановлении производства не может оставаться в силе, поскольку выводы, указанные в нем, являются преждевременными. Следовательно, оно подлежит отмене с направлением дела для продолжения его рассмотрения в этот же суд, — отметили судьи Большой палаты.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Заказать звонок
+
Жду звонка!